версия для печати

Персоны & темы

Настоящая фантастика учит пониманию

Ведущий рубрики: известный литературный критик, писатель, радиоведущий Алекс Бертран Громов

Настоящая фантастика учит пониманию

01 сентября 2013г., 13:59

Глеб Владимирович ГУСАКОВ - писатель и издатель, один из лидеров современного возрождения научной фантастики, лауреат премии Интерпресскона, а также таких престижных наград как «Чаша Бастиона» и «Меч Бастиона», «Серебряная стрела», «Золотой Кадуцей».

Как произошел переход в вашем творчестве от журналистской работы, публицистики - к художественной литературе?Как вы думаете, выйдет ли когда-нибудь человечество по-настоящему, массово в космос и обживется там - или это всего лишь красивая мечта?

Неважно, обживется ли человек в космосе или нет, важно, чтобы это оставалось мечтой и стремлением. Современный мир замкнут на потребление, современная экономическая модель суть пирамида - чтобы получать прибыли, нужен рост производства - материальных ли товаров, виртуальных ли услуг. А для роста производства нужно создавать потребности - новые, небывалые. Возможны орбитальный туризм и даже пилотируемый полет на Марс: это позволяет «сжечь» много лишних денег в топке экономики, создать и обслужить высокозатратную потребность - но это не массовый прорыв.

Но ресурсы планеты небезграничны. И тут возникает новый момент: человек как биологический вид к космосу не готов. Если успехи генной инженерии позволят вывести «хомо космикус» - человека устойчивого к тяжелым условиям совершенно чуждой ему среды как физически, так - и это важно - психоэмоционально, тогда освоение хотя бы Солнечной системы возможно.

Одна из самых популярных фантастических тем - проблема Контакта, встреч с чужим. Причем чужим - не только по форме, но и разуму. Но при этом люди порой не хотят понять тех, кого считают чужими. Как противостоять ксенофобии, ставшей одной из реальных бед нашего общества? Может ли фантастика научить пониманию и взаимоуважению?

Именно фантастика, причем, скорее научная фантастика, нежели фэнтези. Психологически люди воспринимают НФ как «то, что может случиться», а фэнтези - как сугубо вымышленный, эскапистский мир со своими вымышленными проблемами, причем, зачастую - черно-белый, где Добро и Зло резко персонифицированы. Хорошая НФ ставит вопрос тоньше - чужие, «иные» - не такие как мы, но и не носители ярко выраженного Зла. Именно «не такие как мы». Речь идет не о фантбоевиках - приключенческих романах в звездных антуражах (раньше были пираты и индейцы, а теперь космолеты и злобные мутанты), а о серьезной литературе. Важно разграничивать антуражную фантастику, использующую космос или наукообразие лишь в виде декораций, и качественные тексты. Именно настоящая фантастика и учит пониманию и взаимоуважению, даже в таких предельных случаях, как «Солярис» Лема.



Почему многие наши современники предпочитают с головой уходить в современные сказки - фэнтези или фантастические истории про попаданцев, оказавшихся в чужом времени или в другом мире и сразу ставших принцами или, как минимум, знатными рыцарями?

Наше время - время пышного расцвета инфантилизма. Вот наши деды. В двадцать пять лет - мужчина, ответственный за свою судьбу и поступки, принимающий решения. Раньше по временной оси - в восемнадцать лет ты уже мужчина, воин. Вспомните д'Артаньяна: клинок в зубы, два экю в дорогу - и вперед, сынок, завоевывай Париж, мы бедный гасконский род. Еще раньше в глубь веков - мужчиной уже считается пятнадцатилетний. Сколько лет было Ромео, Меркуцио? Мальчишки, но уже со шпагами. В доисторические времена все вообще было сурово, раннее возмужание -залог выживания не только тебя, но и всей общины.

Современный человек имеет возможность застрять в своем мировосприятии на уровне подростка в любом возрасте и охотно такой возможностью пользуется. А уход в вымышленные миры, отождествление себя с рыцарем, Властелином всея Галактики или всепобеждающей дивой, принцессой, колдуньей - характерная особенность подросткового восприятия текста, без считывания более глубоких слоев, которые, возможно и заложил автор.

Какими чертами должна обладать хорошая фантастика на исторические, а тем более знаковые для нашей страны темы?

Извините за тавтологию, но историзмом. Тут фантастика - не индульгенция для того, чтобы не соблюдать историческую достоверность, а прием, позволяющий лучше вскрыть болевые точки нашей истории, проанализировать - были ли альтернативные варианты развития событий. Ключевое слово - «проанализировать». А не лепить, что бог на душу положит про очередного «попаданца Васю», угодившего в тело Сталина или Ивана Грозного. Блистательная комедия Гайдая «Иван Васильевич меняет свою профессию» - а именно оттуда (через Булгакова) растут ноги нашей псевдоисторической фантастики - хорошо подчеркивает убогость наших горе-фантастов. И особенно - на знаковые и больные для нас темы. Тут надо быть предельно честным, осторожным и главное - знающим (не знаешь, так изучи!) писателем, пусть и применяя те или иные фантастические допущения. В качестве примера проработанной исторической фантастики можно назвать ожидаемый в скором времени сборник «Империум».

Является ли современная научная фантастика необходимым дополнением к реальности, одним из способов понять и окружающий мир? И как это проявляется в ее отечественных новинках?

Безусловно, является. НФ, в отличие от научпопа, всегда оперировала идеями, пусть и не противоречащими научной картине мира, но слишком безумными, чтобы ученые воспринимали их всерьез. Мало кто знает, что, например, пульсары -нейронные звезды - были предсказаны именно фантастом, еще в тридцатые годы, однако понадобилось еще три десятка лет, чтобы о них заговорили физики-теоретики, а потом и открыли астрономы. Фантастическое предсказание забывается, а научное остается. Однако НФ-идеи остаются почвой, на которой произрастает знание. Молодежь, в том числе имеющая отношение или просто проявляющая интерес к науке, к технике, отличается более гибким мышлением, им проще воспринять «безумные идеи». К сожалению, серьезной НФ «отечественного разлива» нынче мало; писать ее потяжелее чем «просто прозу»: надо совмещать в себе навыки сильного писателя со сложившимся научным мировоззрением и, разумеется, знаниями. Из перспективных «молодых» авторов я бы выделил Бориса Георгиева и его новый роман «Космогон». Из культовых - Мерси Шелли с его дилогией «2048».

Какую роль, на ваш взгляд, в развитии фантастики играют конвенты и фестивали, например, проводимый вами «Аю-Даг»?

Конвенты - площадка для встреч, семинаров, мастер-классов. Как бы плотно мы бы ни были связаны интернетом, он не заменяет живого общения. На конвентах рождаются безумные идеи и смелые проекты, возникают соавторства. Вручаются премии, которые хорошо ли, плохо ли, но задают некие ориентиры развития жанра и морально стимулируют писателей, не слишком-то зарабатывающих нынче на творчестве в материальном плане.

Чему, по-вашему, может научить хорошая НФ?

Литература (не только НФ) по моему убеждению, не должна учить. Она должна ставить вопросы и нажимать на болевые точки социума («больная совесть... она просто болит»), а читатель должен думать и сам делать выводы. Чтение НФ - не столько развлечение, сколько работа мозга. Хотя, конечно, увлекательности повествования никто не отменял.

Вы хотели продолжить мир своих любимых фантастов, дописав за них так и не сочиненные ими истории?

Никогда не хотел, но обернулось так, что сделал. «Виноват» в этом соавтор, втянувший меня в написание четвертой, запланированной, но не написанной Стругацкими истории о Максиме Каммерере. Так явилась на свет «Операция ВИРУС», которую Борис Натанович не только прочитал, но и, по его словам, «перечитал с большим удовольствием». Признаюсь честно - я писал эту вещь для Бориса Натановича, я знал, что он хочет, чтобы эта вещь была рано или поздно написана; и тем, что он успел ее оценить, горжусь...



Комментариев нет, Вы будете первым.

Новости РИА-Москва


Рассылка 'Moscow-info.org-ежедневные публикации Москва Инфо'
Moscow-info.org-ежедневные публикации Москва Инфо
Подписаться письмом